Библиотека интересных телеграм-каналов

Телеграм-канал Деньги и песец: сообщения от 06.04.2021

Источник
Сообщения канала за 06 апреля 2021 года.
В продолжении истории об экономико-географическом ландшафте и региональном развитии

Только что ушедший Роберт Манделл, автор теории оптимальных валютных курсов, объяснял в свое время - в каких случаях разным странам выгодно проводить согласованную денежно-кредитную политику (т.е. - иметь «общую валюту»)

Денежно-кредитная политика (ДКП) - это механизм компенсации экономических шоков. Что-то случилось? Повышаем или понижаем ставки, увеличиваем или уменьшаем предложение денег - затыкаем провалы рынка.

Согласно Манделлу, если экономика разных стран подвергается похожим шокам (имеет одинаковые проблемы), почему бы не проводить сходную ДКП? А то и завести общую валюту - снизим транзакционные издержки на обмене при взаимной торговле, а наши фирмы расширят рынок.

Например, «Старая Европа», основатели ЕС. На макроуровне различия между Францией, ФРГ и Бенилюксом некритичны, почему бы им не считать между собой (и у себя) на одинаковые деньги?
Для «Южной Европы» - выигрыш уже не так очевиден.
А вот Польша - «восточный» член ЕС, держится за свои злотые и понятно почему - хочет иметь демпфер, который «в случае чего» позволит ей снизит цену своего экспорта (по отношению к зоне евро).

Другой вариант - когда страны у нас «разные», на проблемы в экономике реагируют они по-разному, но в силу каких-то причин у вас есть возможность оперативно маневрировать факторами производства между ними.
Это пример США - с точки зрения «экономико-географического ландшафта» - «штаты» - совершенно разные страны, и вызовы для них - тоже разные. Техас - нефтяная сверхдержава, Массачусетс - центр образования, Нью-Йорк - глобальная агломерация, Айова - продовольственная столица, Калифорния - производная от спроса в Юго-Восточной Азии.
В такой ситуации «общий доллар» им вроде бы незачем, но!
Высокая мобильность труда - раз и высокая мобильность капитала - два - позволяет штатам компенсировать «шоки» за счет быстрого маневра этими ресурсами. Нет работы в Луизиане - значит, поехали в Миннесоту.
То же и с капиталом.
Обанкротился Детройт - вложимся в Сиэтл. Зачем терять на разнице курсов? Давай «общий доллар!»

Интересно с этой точки зрения посмотреть на РФ.
Ее регионы - очень разные «территории», с разным экономическим «ландшафтом» и потенциалом. Это хорошо показали карантины - самыми пострадавшими оказались «большие города», в первую очередь, Санкт-Петербург. А «промзоны» какого-нибудь «комбината», не прекращавшего работу, почти ничего не заметили (так же как и нефтянка и «город бюджетников» - Москва).
С маневром ресурсами - тоже не очень - трудовая миграция у нас направлена от провинции к агломерациям - но не обратно. Кстати, мощным демпфером кризисов в РФ выступает т.н. «отходничество»

Единый рынок капиталов в РФ - а есть ли он? Как писал Андрей Блохин (ИНП РАН) «несколько десятков крупнейших экспортеров, имеющих доступ к сравнительно дешевому зарубежному финансированию и к государственным финансовым ресурсам …, фактически не ограничены в дешевом финансировании текущих нужд и своих инвестпроектов. В сектор входят 5-7 крупнейших российских банков, обслуживающих деятельность этих компаний, а также расходы федерального бюджета и государственных институтов». За пределами государственно-олигархического рынка - другие правила и ставки. Т.е., фактически, другая ДКП.

Тогда зачем рубль? А рубль не валюта, как повторяет Симон Кордонский, а своего рода инструмент учета ресурса, счетная единица.

Чтобы этот инструмент работал - власть искусственно создает ему «экономический ландшафт» - систему распределения ресурсов через бюджетное финансирование, и чем хуже дела в экономике региона - тем больший вес имеет эта искусственная система.
Это все понимают, поэтому рубль может обмениваться на любые деньги, но никто не хочет его накапливать в резервах. Потому что если экономические риски владения обычной валютой можно оценить, то рубль тянет на себе еще массу других рисков - его «цена» - не только производная от цены на нефть, но и производная от внутренней политики в РФ.