Библиотека интересных телеграм-каналов

Телеграм-канал ElMurid: сообщения от 07.04.2021

Источник
Сообщения канала за 07 апреля 2021 года.
Продолжается серия проблем вокруг Суэцкого канала и рядом с ним. Вчера на короткий промежуток времени канал снова оказался перегорожен — на мель село греческое судно Minerva Nike, но его удалось быстро буксирами снять с мели. В Красном море в результате срабатывания взрывного устройства повреждения получило иранское судно поддержки военных кораблей, сопровождающих суда снабжения. В направлении Сирии сейчас идут сразу четыре танкера с полутора миллионами баррелей нефти, так как сейчас там крайне острый топливный кризис. Атакованное судно принадлежит КСИР, взрыв произошел предположительно от прикрепленной к внешнему борту мины — то есть, диверсия.

Конечно, это всё может быть цепью несвязанных между собой событий, но может и наоборот — кому-то крайне важно продемонстрировать уязвимость и риски этого маршрута. А также неспособность Египта решить столь важную проблему и задачу. Кстати, любой глобальный проект рано или поздно, но должен озвучить тему передачу критически важных точек мировой торговли из-под национальной юрисдикции под управление международных структур. В свое время, когда Медведев готовил переименование милиции в полицию, пошел шквал разных сообщений об ужасающем положении дел в милиции, коррупции, преступлениях — и тут весь в белом появился Медведев и предложил решение — переименовать. А заодно и переделить делянки. Схема примитивная, но работает. Почему бы и в этот раз не попробовать?
***
У любого тупика есть неприятное свойство — рано или поздно, но кто-то решит из него выйти. Причем как правило, не интересуясь мнением других спутников, застрявших в этом тупике и почти всегда — за их счет. Карабах тому — самый свежий пример.

Донбасский тупик был создан Кремлем с очень примитивной (как и всё кремлевское политическое творчество) и единственной задачей. После политического разгрома Партии регионов Кремль отчаянно нуждается в хоть каком-то пророссийском инструменте влияния на украинскую политику. Речь уже не идет о доминировании, этот этап и эти задачи глубоко в прошлом. Но хотя бы удержать хоть что-то. Чтобы попытаться создать самый плохонький баланс интересов российской уголовной верхушки на этом направлении.

Примитивные задачи потому и примитивные, что они легко читаются, а главное — всегда тактические, краткосрочные. И противодействовать им несложно.

Стоит вспомнить, что Минск-1 и Минск-2 были заключены в самых благоприятных для Кремля условиях — в сентябре 14 года украинская армия была разгромлена вторгнувшимися из России интервенционистскими силами (точнее, не армия, а то, что ею называлось), зимой 15 года разгром был повторен в феврале 15 года, и Минские соглашения были скорректированы. Однако хронической проблемой Кремля является его полная неспособность конвертировать военный успех в политический. Путин и его дипломаты в принципе не могут зафиксировать результат, оставляя после себя сплошное минное поле наразрешимых противоречий. Любая война, которую вела Россия при Путине, не завершилась международно признанной фиксацией результата. Что лучше всего говорит о способностях лично Путина и возможностях его режима. Международная политика — это не их. Внутренняя, впрочем, тоже. Из воров вообще политики так себе…>>>


***
И еще одно замечание относительно карнавального характера нынешних мероприятий вокруг Донбасса. Не могу судить о степени решимости «той» стороны, но сторона Кремля отчаянно пытается удержать текущую обстановку «как есть» или по крайней мере, попытаться выторговать хотя бы какие-то относительно приемлемые условия капитуляции, если противная сторона (в отличие от кремлевской) решит не ограничиваться блефом.

Пожалуй, последнее средство дипломатического характера со стороны кремлевских продемонстрировать угрозу и решимость — это разрешение Путину на применение военной силы за рубежом. И вполне возможно, что такой запрос в Совет федерации будет послан. Понятно, что сенаторы проголосуют «за» раньше, чем текст запроса будет зачитан полностью. Вопросов вроде «а зачем нам это надо» их давно приучили не задавать, да им это, в общем-то, и неважно. У начальства голова большая, пусть оно думает. Я солдат, я выполнял приказ и всё вот это.

Разрешение никак не означает, что его используют. Скорее, наоборот. Оно будет последним аргументом перед сдачей, которую в телевизоре, безусловно, преподнесут как очередную победу из бункера. Основной мотив славословий будет, наверное — раз наш президент побеждает, не выходя из подвала, представляете, как он победит, когда вылезет из него.

21 апреля состоится послание Путина, а вот запрос на применение войск вполне может последовать либо 22, либо сразу после саммита по экологии, приглашение на который Путин принял. Что, кстати, тоже означает поражение просто потому, что это саммит чужой, это Запад продвигает свою повестку, а приглашенные — это перспективный пищевой субстрат, который и пойдет на подкормку проектов развитых стран по переходу на возобновляемые источники энергии. Сам факт того, что Путин не сумел выскочить из этого саммита, лучше всего говорит о полном ничтожестве его внешней политики. Но это отдельная тема, хотя и весьма интересная.

По логике, скоро перемещать войска будет уже некуда. Путин явно не рвется воевать, а потому переброска войск к украинской границе — она не для войны, а для демонстрации силы. И потому есть ограничения на количество войск. Поддерживать градус угрозы новыми перемещениями к концу апреля станет невозможно, а потому разрешение на применение войск — это еще одна возможность поддержать уровень напряженности, оттягивая неизбежное. Но не более того.
***
Снимки из Феодосии. Перебрасывали военных в такой спешке, что забыли про сухой паек. В итоге солдатики бегают по местным магазинам и перекусывают как бомжи на лавочках. Вот всё у гениального стратега так.
***
У нынешнего послания Путина, которое состоится через две недели, есть примечательная особенность: его как событие, обсуждали довольно живо, когда не была известна его дата (и вообще — состоится ли оно), но теперь, когда дата определена, всё как-то внезапно поутихло. Высказываются вялые предположения, о чем, собственно, будет поведано, но в целом ничего эпохального никто не ожидает.

И это, в общем-то, вполне справедливо. Единственное, что может тревожить человека, вцепившегося во власть — это ее удержание. Поэтому о каких-то реформах, развитии и прочей галиматье он может рассказывать часами, но делать хоть что-то за рамками базовой задачи дураков нет. Любые реформы — это всегда риск, а зачем риски человеку, который делает все, чтобы их не было вовсе?

Однако и с так называемым «трансфертом» всё очень даже нескладно получается. Его, трансферт, уже объявили больше года назад, но всё в итоге вылилось в примитивное «обнуление». Азиатско-африканский сюжет, скукотища.

«Обнуление» означает лишь одно — в рассыпающийся на глазах фундамент будут заливать новые тонны раствора, подпирать треснувшие стены новыми подпорками и набрасывать на сгнившие стропила новые доски. Но капитальный ремонт со сносом безнадежно разваливающегося строения делать не будет ни при каких обстоятельствах. Да и чисто психологически — когда ты двадцать лет у власти, реформы и прочая канитель — ну оно тебе надо?

Довеском идет рассыпающаяся на глазах внешняя конструкция, которая сама по себе исчерпала свой ресурс, и нынешнему режиму ни в старой, ни тем более в новой конструкции (кстати, еще даже неясно, какая она будет) места нет. Точнее, тебе это место укажут другие дяди.

Кстати говоря, очень похоже, что и внешняя политика теперь не очень интересует Путина. Во-первых, чтобы ею заниматься, надо все-таки быть мобильным. То есть, выползти из своего подвала. Во-вторых, с результатами всех предыдущих упражнений явно ничего не выходит. Сплошные провалы и катастрофы. И все новые и новые мины, которые придется разминировать кому-то другому и потом. Когда у тебя ничего не получается, причем не получается хронически, то в конце концов тебе это все просто надоедает. Ну, то есть, телевизор, конечно, распинается про победы и достижения, но в реальности ты уже самый настоящий изгой, тебя в открытую называют нехорошими словами, тебя никто и нигде не ждет. Как-то на достижения это слабо тянет. А потому ожидать прорывов на внешнем направлении тоже не приходится. Тут бы сохранить хотя бы то, что еще есть.

Остается только одно — перетасовывать засаленную колоду, сталкивать лбами группировки «бенефициаров», отчетливо понимая, что как только ты перестанешь этим заниматься — эти ребята очень быстро придут к выводу, что твое время уже вышло. Собственно, он этим и занимается. Террор, который мы сегодня наблюдаем — это как раз следствие столкновений разных преступных кланов. Слабеющий диктатор нуждается в том, чтобы максимально ослабить свое окружение, у него просто нет другого варианта, чтобы сохранить власть.

А у такого сюжета есть своя особенность — и без того деградировавшее ниже любого нижнего уровня управление пикирует еще глубже. Любой проект и любые планы в условиях, когда управления как такового уже нет, обречены на провалы. И чем дальше — тем сильнее это проявляется.

Собственно, поэтому ничего содержательного в послании послать-то и нечего. Наверное, спичрайтеры ищут какие-то формулировки, пропагандистов заранее ориентируют на вопли восторга и глубокомысленные рассуждения, но по факту — предлагать нечего. И с этим ничего поделать невозможно.
***
Пару недель назад Еврокомиссия официально заявила о начале «третьей волны» коронавируса и предупредила, что до тех пор, пока вакцинация не будет проведена у 70% взрослого населения Европы, угрозы следующих «волн» неизбежны. И, конечно, снова ограничения, локдауны и никакой надежды на восстановление экономики.

Проблема заключается в том, что даже поголовная вакцинация вообще не дает никаких гарантий от новых вспышек. Тот же грипп был сезонным заболеванием несмотря на отлаженную машину производства вакцин, и скорее всего, коронавирус станет таким же заболеванием со своей сезонностью и своей спецификой, но в любом случае расчет на то, что вакцина нас спасет и все будет по-прежнему, выглядит все менее обоснованным.

Рано или поздно, но придется произносить страшные слова — теперь это навсегда, и нужно как-то с этим жить. Экстренные меры на то и экстренные, что их нельзя превращать в постоянные. Правда, эта логика работает только в том случае, если вы действительно хотите бороться. Если же вас интересует именно экстренная ситуация и экстраординарные меры, прикрываясь которыми вы намерены проводить какие-то мероприятия, вообще никак не относящиеся к борьбе с заявленной целью, тогда — да, это состояние нужно продлевать как можно дольше.

Похоже, что мы как раз в этом месте. Строительство «новой нормальности» требует уничтожения нормальности «старой», а ее как раз сейчас и истребляют вместе со средним классом по всему миру. Раз так — то нас ожидают новые «волны» и новые объяснения, что нужно еще немножечко потерпеть, придумать еще одну волшебную вакцину — и все будет хорошо.

Не будет. Не для того все делалось, чтобы вернуть все к прежней норме. До тех пор, пока не установится норма новая, все будет как сейчас.