Библиотека интересных телеграм-каналов

Телеграм-канал ElMurid: сообщения от 29.07.2021

Источник
Сообщения канала за 29 июля 2021 года.
Вчера пришли сообщения о репрессиях против главреда Инсайдера Романа Доброхотова. Да, безусловно, здесь все тот же тренд на ликвидацию любого намека на свободу слова в стране. На выходе должен остаться только птичий помет из известных передач. Ничего другого в голову населения попадать не должно.

Но есть и нюанс. Строго говоря, жанр расследований в журналистике — занятие весьма специфическое. Качественное расследование без неформальных контактов среди действующих структур невозможно. Что автоматически делает любого расследователя инструментом борьбы спецслужб между собой.

Судя по делу Скрипалей, которое Инсайдер освещал довольно подробно, и на котором буквально погорели боевики ГРУ, информацию Доброхотову сбрасывали структуры, заинтересованные в провале (пускай и информационном) именно ГРУ. С учетом того, что спецслужб в России — как блох на жучке, кто именно копал под военную разведку — вопрос второстепенный. Примерно в том же ключе Инсайдер освещал и другие истории, а аффилированность его с Беллингкэт Христо Грозева дополнительно предполагает, что этих расследователей использовали в первую очередь против ГРУ. А уж затем — в иных целях.

Внешний след здесь искать особого смысла нет — здесь отечественными онучами несет так, что будь здоров. Все дело, по-видимому, в Шойгу, который является одним из ближайших к Путину людей. Поэтому периодические провалы именно военных — неизбежная плата за это высокое положение. Высокое же положение Шойгу обусловлено не только аппаратными играми, но и сутью текущей политики Путина, направленной на внешнюю агрессию. Армия по определению играет в этой политике ведущую роль.

Армия, кстати, проваливает буквально все задачи, которые ей ставит политический режим. И без всяких там расследователей общая картина весьма печальна. Военные не смогли убедительно разгромить ВСУ в 14 году, хотя военное поражение Украины в августе-сентябре не подлежит сомнению. Армия не выполнила ни одной стратегической задачи в Сирии — она не вышла на сирийско-турецкую границу, не сумела выйти на левый берег Евфрата, а разрекламированная победа над ИГИЛ выглядит, скорее, известной фразой Кейтеля, увидевшего на подписании капитуляции французских военных: «Что, и эти нас тоже победили?». Не просто так по итогам сирийских провалов было принято решение о строительстве параллельной армии в лице частных наемных формирований. Эта история тоже выглядит сомнительной, но передавать всю внешнюю агрессивную политику в руки военных сочли делом избыточно рискованным.

В общем, произошедшее вчера с Доброхотовым — это, скорее всего, какие-то внутренние «разборки» между армией и спецслужбами. Не удивлюсь, если спецслужбы не репрессируют Доброхотова, а наоборот, спасают его от военных. В любом случае можно вполне определенно говорить о том, что в этой истории обязаны быть недокументированные разделы, которые если и будут опубликованы, то другими расследователями и в другое время.
***
В Европе природный газ продолжает дорожать и сегодня вышел за планку в 500 долларов за тысячу кубометров. У газовых олигархов праздник. Но не будем спешить — здесь всё далеко не так просто.

До определенного времени в Европе (крупнейший рынок газа в мире) действовала так называемая Гронингенская модель ценообразования. Согласно ей газ достаточно жестко привязывался к стоимости нефти и торговался с дисконтом к ней, исходя из ориентировочного соотношения стоимости тепловых единиц «газ-нефть» примерно в 0,6.

Такая модель могла устойчиво существовать при доминировании долгосрочных договоров поставки газа, что было достаточно несложно, так как основные объемы газа приходили в Европу по трубе, а трубопроводный газ в силу специфики транспортной логистики поставляется только по долгосрочным договорам, учитывающим сезонность, сглаживая возникающие колебания (иногда весьма существенные), распределяя риски между покупателями и продавцами относительно равномерно.

С появлением такого транспортного инструмента, как СПГ, покупатели радостно потирали руки, так как СПГ позволил им существенно сдвинуть баланс рисков в сторону продавцов. Теперь значительная часть газа начала торговаться на спотовых рынках, подрывая гронингенские принципы и серьезно ущемляя интересы продавцов трубопроводного газа.

Проблема в том, что СПГ не может (да и не должен) заменить трубопроводный газ. Он выступает демпфером, сглаживающим колебания как объемов, так и цен. Но европейцы переусердствовали в своем стремлении диктовать условия продавцам и довели дело до жесткого кризиса, когда старая система ценообразования по факту перестала соответствовать условиям рынка, а новую с учетом нового фактора СПГ еще только предстоит создать.

В итоге возник своеобразный «эффект шимми», знакомый велосипедистам и мотоциклистам, когда двухколесный друг начинает рыскать, и остановить это рысканье не удается. Мало того — амплитуда колебаний растет, частота увеличивается, управляемость транспортным средством стремится к нулю.

Видимым показателем такого эффекта служит аномальное соотношение стоимости нефти и газа. Тепловая единица газа уже сравнялась по цене с тепловой единицей нефти и демонстрирует тенденцию к новому росту. Это приведет (рано или поздно) к развороту рынка, и цена столь же стремительно будет валиться вниз, причем без каких-либо видимых причин. И, естественно, этот процесс будет все сложнее поддаваться хоть какому-то прогнозированию.

Складывающаяся ситуация одинаково опасна как для продавцов, так и для покупателей — на газовом рынке может произойти то, что случилось с нефтяным в начале 2020 года, последствия чего расхлебываются до сих пор.

Но на нефтяном рынке есть хотя бы механизмы договоренностей в виде ОПЕК. Газовый рынок пока выглядит откровенно диким и неурегулированным. А катастрофа на нём может стать куда как более опасной, чем то, что произошло с нефтью в 20 году.

По сути, мы вполне вероятно оказываемся в преддверии катастрофы на этом рынке, которая если наступит — то это будет выглядеть как полноценный «черный лебедь». С глобальными последствиями для всей мировой экономики, и без того находящейся в череде кризисов. И, конечно, хуже всего будет нижним этажам пищевой пирамиды — сырьевым придаткам мировой системы. Вроде России.

Конечно, ничего не предопределено. И, возможно, в этот раз удастся «проскочить». Но если противоречие есть, а механизма его разрешения нет, то рано или поздно оно «выстрелит».

О подобных несоответствиях, «лебедях» и моделях я и буду говорить на семинаре в эту субботу. Если кто заинтересуется подобными темами, адресую его к организаторам по ссылке: