Библиотека интересных телеграм-каналов

Телеграм-канал Деньги и песец: сообщения от 31.05.2021

Источник
Сообщения канала за 31 мая 2021 года.
Цитаты дня

Андрей Белоусов, вице-премьер
"Мы посчитали, что металлурги нас (государство, бюджет) — извините за это слово — нахлобучили в части госкапвложений и гособоронзаказа примерно на 100 млрд руб.
У нас рынок свободный, но государство имеет все возможности установить налоги таким образом, чтобы то, что они получили, у них забрать. Это, я думаю, мы сделаем»

Владимир Лисин (Forbes-2021 Russia №3, состояние $26,2 млрд, Новолипецкий металлургический комбинат)

«В этом коротком сообщении сразу выразилось многое.
Неизгладимый синдром Госплана — болезнь «красных глаз»…
Вот, точно — чтобы не видеть двойной рост налоговых отчислений отрасли, конкурирующей на глобальном рынке. Не видеть, что сумма налогов в федеральный и региональные бюджеты уже превышает величину «притязаний». Игнорировать значительный рост инвестиций в отрасли…»

Просто для справки
Отчётность НЛМК за I кв. 2021 год.
Год к году (I кв. 2020 к I кв. 2021), чистая прибыль компании выросла на 25 млрд руб. (с 7,8 млрд. руб. до 33,4 млрд. руб.)

А вы «за Лисина», или «за Белоусова»? Или «против всех»?
***
К предыдущему посту

В дополнение к «спору» вице-премьера и металлургического олигарха ув. коллеги @proeconomics делают абсолютно резонное замечание – «правительство работать почему-то не хочет – по переводу крупных российских компаний в российскую же налоговую гавань». А вот в самом деле, почему?
Попробую ответить.

Мы часто представляем себе (ну, нам так говорят), что в РФ-экономике есть какое-то «разделение властей» - допустим есть «плохие олигархи» которые почему-то (!) ведут все дела через офшоры, и есть «хорошее правительство», которое хочет бороться за собираемость налогов и социальную отвественность.
Или наоборот – есть «добрые олигархи», которые инвестируют в новые заводы-пароходы и вообще несут «социальную ответственность», а есть «злое правительство», которое только и смотрит как забрать деньги у эффективного бизнеса и потратить их на какие-нибудь «дороги в никуда».

Оба этих представления неправильные. Правильно будет так – в «корпорации РФ» есть «металлургическая бизнес-единица» (комбинаты, и все что выстроено вокруг них) (точно так же как есть «нефтяная», «транспортная» бизнес-единицы) и есть «контрольное управление» - то есть правительство.
Люди, которые управляют всем этим делом, члены высшей касты хозяев страны, вполне взаимозаменяемы – могло быть так, что Лисин был бы вице-премьером, и требовал повышения налогов, а Белоусов – хозяином НЛМК, и говорил бы про инвестиции.
Но как «солдат службу не выбирает», так и член правящей касты работает там, где он будет наиболее эффективен и говорит то, что должен говорить. Правящие семьи распределяют полномочия так, чтобы ни у кого их не оказалось слишком много.

Перед нами обычный «внутрикорпоративный конфликт», нормальный как раз для семейного, «дружеского» бизнеса – кому-то показалось, что кто-то слишком много заработал, причем немножко в ущерб другим членам семьи (ну продал «своим», из братской бизнес-единицы, дороже, чем мог бы). Тем более, что правительство собирается объявить «50 стратегических инициатив», как обещал Белоусов, «инициативы», в переводе на русский», это «дать денег» и «взять денег», вот он и напомнил металлургам, чтобы готовили деньги. Ой, говорят металлурги, наш рост, это производная от мирового роста цен на металлы, сегодня он есть, а завтра его не будет. Денег дадим (куда деваться) но попросим новых послаблений и льгот. И никакой борьбы. Небольшой спор друзей и родственников о том, как поделить между собой сотню миллиардов.
***
«…многие неудачи России объясняются чисто поколенческими проблемами. Не работают социальные лифты, а на вершине бюрократической иерархии застряли уроженцы сороковых годов. Со своими представлениями о мире. И для этой тусовки молодежь это 60-летние. Не понимаю, у них что детей-внуков нет?» спрашивает ув. @russ_orientalist.

Отвечу. Социальные лифты не работают именно потому, что у тех, кто находится на вершине бюрократической иерархии есть и дети, и внуки, и внУчки, и, наверное, уже и правнуки. И все действия начальства объясняются именно этим обстоятельством – желанием обеспечить своим детям-внукам сказочную безбедную жизнь в роскоши и барстве.

Как это работает –объяснял Томас Франк (Cornell University), автор книги «Дарвиновская экономика». Какое отношение Дарвин имеет к политике элит? Такое, что среди ключевых положений теории Дарвина — тезис о том, что естественный отбор направлен на закрепление такого поведения, которое в первую очередь важно для отдельных организмов, а не для их групп.
В переводе на язык современной политэкономии это означает, что несменяемость и бесконтрольность носителя власти дает ему исключительные экономические преимущества перед всеми, кто этой власти лишен.

И, зачищая политическую и экономическую территории от конкурентов, хозяева страны действуют абсолютно рационально — ну вот как хищник убивает на определенной территории всех, кто может угрожать благополучию его потомства. Будет плохо все остальным —тем хуже для них. Как говорил Пол Пот «кто возражает нам — тот враг, кто мешает нам — тот труп»

«Элита» вовсе не заинтересована в том, чтобы увеличить общее благосостояние общества. В первую очередь элита мотивирована увеличить ту часть общего благосостояния, которое она обращает в свою пользу.
А запускать социальные лифты — значит, увеличивать число допущенных к пирогу — и одновременно — сокращать свою долю этого пирога.
Так зачем же делиться, когда можно этого не делать?

Реальная социальная мобильность — это риск для элиты. Допустить в свой круг человека со стороны — значит, поделиться с ним своими ресурсами — богатством и властью. Этого и в ситуации экономического роста элита делать не хочет, зачем же делиться ресурсами, когда экономика стагнирует?
(А стагнирует экономика и потому, что элита блокирует все возможности к росту благосостояния людей — чтобы, не дай бог, не вырастить конкурентов).

Никакие «конкурсы» и «проекты» тут не работают. Нельзя путать «доступ к реальному управлению» с «доступом к работе на элиту».
И на госслужбе, и в корпорациях есть много должностей, требующих и знаний, и усердия, но изолированных от настоящих рычагов власти — возможностей принимать самостоятельные решения о распределении ресурсов.
Вот эти вспомогательные должности и предлагают занимать разным «лучшим выпускникам» и «победителям конкурсов». Но к распоряжению ресурсами эти наемники элиты не будут допущены никогда.

Там, где элита смогла консолидировать власть «в одних руках», ей не нужны ни конкуренция, ни приглашение в свои ряды «лучших из лучших». Гораздо эффективнее разрушить все социальные лифты, замкнуться в рамках своей касты и выставить по периметру вооруженную охрану.