Библиотека интересных телеграм-каналов

Телеграм-канал ElMurid: сообщения от 08.06.2021

Источник
Сообщения канала за 08 июня 2021 года.
Бежавший от лап путинского гестапо Дмитрий Гудков дал интервью украинским СМИ. Интервью крайне примечательное хотя бы тем, что прекрасно объясняет, почему российская оппозиция в принципе неспособна ни к чему, что и подтверждается результатами ее деятельности. Хотя «деятельность» - это очень комплиментарно для оппозиции. «Существования» - так будет вернее.

Гудков сообщил в интервью: «...Строить — я готов, реформы — я готов, как провести судебную реформу — я знаю, как сделать нормальные выборы в стране — я понимаю. <…> Когда будет возможность строить, я смогу, я способен и я умею это делать. Но я не понимаю, как этот режим можно расшатать...»

Проще говоря, политик (а оппозиция себя считает именно политиками) понятия не имеет, как именно он будет брать власть. И прямо об этом говорит. Всё, что потом — он готов. А вот как взять власть — да откуда мне знать, пусть меня туда пустят, а я уж там такого понаворочаю...

Собственно, поэтому у нашей отечественной оппозиции ничего не получается и не получится. Никогда. Потому что она не готова к главному, ради чего политик существует — к приходу во власть. Обсуждать — готовы. Мечтать о том, что они сделают, когда туда попадут — да хоть полное собрание мечтаний в пятидесяти томах.

Задаться вопросом — а с какого перепугу те, кто расшатает режим и придёт к власти, будут звать их, у наших оппозиционеров IQ не хватает. И что самое интересное, они же еще потом и обижаться будут, что их, таких хороших и заслуженных, никто не зовёт...

Вот потому они неудачники, и потому они — просто симулякры. Даже непонятно, почему режим их гнобит. Таких политических импотентов надо холить и лелеять, а не гонять по следователям. Наверное, потому что сам режим тоже недалеко от них ушел. Путин, собственно, власть ведь не брал. Он попал в нее абсолютно случайно в силу случайного набора факторов, а потому что это такое — борьба за власть, тоже не очень-то себе представляет.
***
И в Кремле, и в Белом доме чиновники разного уровня делают заявления, что не ждут от встречи Путина и Байдена ничего особенного и уж тем более прорывного. Но встречу проведут.

Обычно перед международными встречами принято выражать надежду, что она завершится чем-то полезным и даже иногда рассказывается — чем. Что логично: иначе зачем собираться. В данном случае обе стороны изначально рекламируют сам факт встречи, не заостряя внимание на тематике и тем более договоренностях.

Скорее всего, это означает, что никто ни о чем договариваться и не собирается. Байден очевидно будет выдвигать некоторые условия и соответствующие им угрозы. Путин, скорее всего, тоже попытается чем-нибудь грозить Байдену. Своих достижений у Путина всё меньше, поэтому, скорее всего, его единственная угроза, которая может быть неприемлемой для Байдена — это сдача России Китаю. В назревающей китайско-американской схватке это, конечно, совершенно не в интересах Байдена. Других аргументов у Путина нет. На публику он, конечно, может рассказывать про наше аналогов не имеющее оружие, но вряд ли в беседе один-на-один это впечатлит Байдена. Да и есть ли оно — тут тоже вопрос.

У Байдена при этом нет ни малейших резонов что-либо обещать Путину в плане послаблений или тем более преференций. Кризис, в котором уже более десяти лет находится Россия, и в который она погружается всё глубже, достаточно силён, чтобы методично подтачивать и без того не блестящие позиции деградировавшей бывшей сверхдержавы, точнее, ее самого крупного осколка. Байден, скорее, будет жестко ставить границы дозволенного.

К примеру, когда госсекретарь Блинкен сделал заявление о невозможности помешать достройке Северного потока-2, что тут же немедленно заметила российская пропаганда, то это заявление сопровождалось рядом других заявлений о категорическом условии для эксплуатации трубопровода, в качестве которого названо сохранение украинского транзита, причем как по объемам, так и по доходам Украины. Нужно отметить, что по этому вопросу у США и Германии — главного лоббиста Северного потока-2, как раз полное единодушие.

Это пример такого граничного условия и «красной черты», причем российское руководство было вынуждено несколько раз сообщить, что от украинского транзита отказываться не будет, причем не только в период действия нынешнего соглашения, но и после окончания его срока. Переступать эту «красную черту» Кремль отказывается, да у него, по правде, и возможностей таких нет.

Собственно, встреча Байдена и Путина уже вырисовывается как ознакомление Путина со всем списком этих «красных черт». И по всей видимости, отдельным списком будут выдвинуты угрозы в случае, если Путин решит хотя бы испугать США возможным союзом с Китаем в ходе будущей схватки двух гигантов. Вряд ли Байден предложит Путину союз в той схватке, но обеспечить нейтралитет и устранить неопределенность он обязан.

Поэтому и Белый дом и Кремль заранее предупреждают, что никаких прорывных договоренностей достигнуто на встрече не будет. А возможно, и договоренностей вообще. Стороны просто обменяются списками угроз в адрес друг друга и разъедутся их изучать. О чем тут договариваться?