Библиотека интересных телеграм-каналов

Телеграм-канал ElMurid: сообщения от 13.04.2021

Источник
Сообщения канала за 13 апреля 2021 года.
Жертвами вчерашнего запрета на авиаперелеты в Турцию по факту становятся примерно 500 тысяч человек, которые имели неосторожность оплатить тур в Турцию. Теперь им придется пересматривать планы на майские праздники и ограничиваться шашлыком на балконе.

Хитрость в том, что Турция в период поголовного закрытия значительного числа маршрутов была для российских граждан транзитным хабом, откуда можно было улететь в другие страны, с которыми в России сообщение закрыто, а вот у Турции открыто.

Но пацанские понты нашего подвального стратега стоят гораздо больше, чем интересы людей. Это, кстати, относится и к Донбассу, которым прикрывают нынешнее обострение. У Путина было 7 лет, чтобы решить проблему. Но он предпочел торговать этими людьми - в его понимании политика - это всегда, когда людям плохо и становится еще хуже. И тут выходит он весь в белом. Ну ведь прекрасно же?
***
Россия выступает за постепенный отказ от доллара во взаиморасчетах с партнерами, как и от использования контролируемых Западом платежных систем, заявил глава Министерства иностранных дел Сергей Лавров в интервью иранскому агентству IRNA. Как отметил министр, за счет таких шагов необходимо снижать санкционные риски и потенциальные издержки для бизнеса. Он напомнил, что Москва давно ведет работу в этом направлении и видит перспективы взаимодействия с иностранными партнерами.

Характерная особенность путинского режима — судорожные метания от одного решения к другому. Расчет при этом строится на каком-то внезапном эффекте. То это «энергетическая сверхдержава», то «поворот на Восток», то теперь вот «дедолларизация». Все диктаторы чисто психологически привязаны к конечности срока своей жизни, а потому рассматривают горизонт любого планирования исключительно в пределах срока своего жалкого существования. Стратегическое планирование и тем более проекты, рассчитанные на поколения — не для них.

«Чудо-оружие» - вот что они постоянно ищут. И когда не находят, во-первых, сильно расстраиваются, а во-вторых, начинают искать новое. Заканчивается это тоже всегда одинаково: «Где армия Венка?»

С отказом от доллара ситуация аналогичная. Кремлевским невдомек, что для строительства собственной валютной зоны требуется выполнение целого ряда взаимосвязанных условий: растущей экономической и технологической мощи, идеологической привлекательности, культурной экспансии, расширение списка союзников, ближних и дальних. И только при выполнении этих необходимых условий появляется шанс на строительство собственной зоны, в которой можно унифицировать расчеты внутри неё.

СССР вначале построил мощную индустриальную экономику, победил в войне, построил блок Варшавского договора, и только затем начал выстраивать Совет экономической взаимопомощи, который тоже создавался годами и десятилетиями.

Делает ли Путин хоть что-то, чтобы выполнить необходимые условия для строительства собственной экономической зоны? Да вроде бы нет. Экономику он уничтожает, население вымирает, социальная система убита, кругом сплошные враги. Из друзей только исламские фашисты, наркокартели латиносов и африканские людоеды. Дедолларизация в таких условиях может выглядеть только как бартерный обмен автоматов АКМ на колумбийский кокаин. Это максимум, что может выжать Путин из созданной им экономической системы.


***
Годовое безвылазное сидение Путина в каком-то потаённом укрытии, безо всяких сомнений, имеет для него ряд неприятных следствий. Деспотия держится на двух базовых психологических «столпах»: здоровье деспота и доступа к его телу. Доступ — это привилегия, за обладание которой плетутся интриги, идет беспощадная война среди челяди, ведь иного пути, кроме высочайшего изволения, для продвижения практически всех конфликтных решений в замкнутой управляющей системе просто не существует. А на дворе кризис, и практически любое крупное решение обязательно вызывает ожесточенный конфликт элитных группировок.

Затворничество Путина создало кризис именно в этой весьма специфической сфере. Сам факт безвылазного сидения в бункере лучше любого медицинского релиза говорит о проблемах со здоровьем. А доступ к телу перестал быть ресурсом по причине отсутствия доступа.

Проще говоря — возникает проблема легитимности Путина уже не среди населения (на это ему, без сомнения, глубоко плевать). Но вот плевать на окружающие его бандитские группировки — дело опасное. Особенно, когда сам такой и прекрасно отдаешь себе отчет в том, что это за публика.

А потому есть лишь два пути, по которым можно пойти, чтобы гарантировать покорность знати. Первый — интенсифицировать войну группировок друг с другом, чтобы не допустить их блокирования. Второй — повязать всех кровью.

Нынешний губернаторопад и массовые задержания довольно высоких номенклатурных чинов — это, без сомнения, реализация первого сценария. Перетряска имеющихся балансов, перераспределение кормовых делянок между ОПГ обязаны вызвать между ними дополнительную враждебность, а значит — Путин снова будет востребован, как арбитр.

Со вторым сценарием посложнее — вся российская знать и так по самые брови в крови и преступлениях, а потому замазать ее дополнительно не так уж и просто. Но обострение на Донбассе вполне может сыграть на руку Путину вне зависимости от результатов любой авантюры, в которую он может там влезть. Локальное вторжение с неизбежной жесткой реакцией Запада замажет всю путинскую номенклатуру, а значит, вынудит ее пусть и вынужденно, но сплачиваться вокруг выползшего на поверхность верховного дона.

И в этом смысле риски, конечно, существуют. Я всё-таки с сомнением смотрю на то, что Путин рискнет даже на локальную войну. Бить слабых и пресмыкаться перед сильными — такое поведение для нынешней российской власти вполне укладывается в ее психологический портрет. В 14 году Путин пошел на аннексию и интервенцию только потому, что Украина была не просто слабой, а ее, по сути, и не было. Были какие-то ошметки. «Революция достоинства» в этом смысле мало чем отличается от любых других революций — они всегда вначале разрушают прежний порядок, а уже только потом создают какой-то новый. Период между разрушением и созданием — это как раз тот промежуток времени, когда и куда устремляется вся возможная зараза.

Сегодня ситуация иная. Никакой легкой прогулки не предвидится. А потому сомнения, как мне кажется, обоснованы.

Но чем еще замарать номенклатуру, как не международным преступлением? Разве что совместным участием в преступлениях против своего народа. Не зря с таким искренним интересом Кремль наблюдает за событиями в Мьянме, где правящий режим буквально топит в крови протест, хотя здесь нет прямых аналогий.

Однако у Путина не так уж и много времени. Если он все-таки решится на какую-то авантюру на Украине (повторюсь — я отношусь к этому пока скептически), то это нужно делать в обозримом будущем. Войска стягиваются к границам, я буквально вчера сам видел это движение, съездив на день в Краснодар.

Держать долго армию возле границы не получится. Это всегда выглядит одинаково — начинаются инциденты, управление проседает, дисциплина падает, риски растут. Поэтому ее придется либо отводить, либо вводить в дело. Предлог, на самом деле, неважен — его всегда можно придумать. Ну, а что будет потом — будут думать потом. Так далеко в Кремле отродясь не смотрели.
***
Президент США Джо Байден в телефонном разговоре предложил российскому коллеге Владимиру Путину провести саммит в третьей стране, сообщил Белый дом. "Президент Байден подтвердил свою цель выстраивания стабильных и предсказуемых отношений с Россией в соответствии с интересами США и предложил встречу-саммит в третьей стране в предстоящие месяцы для обсуждения полного спектра вопросов, с которыми сталкиваются США и Россия".

Для Соединенных Штатов ключевым противником на данном историческом отрезке является Китай. И только Китай. Безусловно, когда заходит речь о США или Китае, нужно уточнять, каких именно США и каком именно Китае, так как внутренняя борьба в этих странах и жесткие противоречия внутри национальных элит требуют уточнений.

Однако в любом случае сегодня есть два ключевых глобальных игрока — американская и китайская элиты, пускай и со своими внутренними противоречиями. И между ними неизбежна конкуренция, которая подчиняется достаточно понятным законам. Один из которых заключается в необходимости ослабления (либо, что то же самое, недопущении усиления) противника. «...Лучшая война - разбить замыслы противника; на следующем месте - разбить его союзы; на следующем месте - разбить его войска. Самое худшее - осаждать крепости...» - эти слова приписывают Сунь-Цзы, и они вполне справедливы и сегодня.

Задача Байдена — не дать Китаю усилиться за счет России. Для этого совершенно необязательно делать Кремлю какие-то подарки. Достаточно обрисовать проблемы, которые Кремль получит, если все-таки его шантаж Запада дружить с Китаем зайдет слишком далеко. Проблем же можно получить достаточно много, причем проблем неразрешимых. И, кстати, совершенно не зря последние дни ежедневно идут заявления российских чиновников о том, что мы готовы к интенсификации санкций вплоть до отключения от платежных систем. Это, конечно, слова, причем слова, не слишком подкрепленные чем-то серьезным. К этому никто серьезно и не относится. Здесь важно то, что Кремль прекрасно понимает, чем именно может и будет угрожать Байден и пытается хотя бы на вербальном уровне продемонстрировать, что его не испугать.

Если встреча состоится, то скорее всего, она будет проходить именно в таком ключе. Для публики, возможно, бросят кость, отвлекающую от ключевой темы переговоров. Скажем, каким-то образом будет достигнута договоренность о снижении уровня угроз вокруг Донбасса. Российская пропаганда сможет использовать это как демонстрацию успеха: смотрите, мы передвинули нашу армию, и трусливые америкашки пошли на попятную. Однако вряд ли Байден будет встречаться с Путиным по поводу Украины — это слишком мелко. Не тот уровень. Китай — вот уровень Байдена и его реальный интерес.