Библиотека интересных телеграм-каналов

Телеграм-канал RedDevol: сообщения от 24.03.2021

Источник
Сообщения канала за 24 марта 2021 года.
Дал интервью о настоящем Транзите – о преемственности элит в России (которой так и нет). А в целом разговор получился о нашей номенклатуре:
«У дореволюционной буржуазии благотворительность была обязанностью, представители дворянства выходили к людям, а сейчас даже этого нет. Когда происходят техногенные, природные катастрофы, мы даже отчислений от этих людей не видим, просто слов сочувствия. Путин, премьер-министр могут выступить со словами сочувствия, а, например, от олигархов, работающих в тех же регионах, мы этого не дождемся.

Показательный пример был, когда произошла трагедия с "Зимней вишней", ее владелец Денис Штенгелов, такой король пищевой промышленности, тоже миллиардер, живущий в Австралии, судился буквально за какие-то копейки с семьей погибшего, спорил, сколько дать: миллион рублей или два миллиона рублей. У него чистый доход 200 млн долларов в год, и он сидит, считает "копейки" — 10 тысяч долларов или 20 тысяч долларов заплатить семье погибшего. Даже в этом какая-то мелочность, скаредность.
Широких жестов нет, что было присуще русскому купечеству, когда делец мог росчерком пера сотню тысяч рублей выделить на какое-то правильное дело (по его мнению) — на театр, на погорельцев, на спасение от голода, который был в 1891 году, богачи сбрасывались сами безо всякого государства и покупали зерно. Лев Толстой давал деньги — от гонорара от "Войны и мира" переселил старообрядцев в Канаду, дал средства, чтобы они смогли там начать новую жизнь.

Не только у меня, но и у многих политологов ещё на стыке нулевых-десятых было ожидание — вот дети этих людей придут и они уже будут другими. Сейчас эти бароны-разбойники уйдут — в Америке так было в конце 19 века, люди, примерно так же сколотившие свои капиталы, как у нас, и вот их дети уже открывали университеты, клиники. У нас многие купцы начинали с грабежей или фальшивомонетничества, а их дети открывали картинные галереи, театры. В сегодняшней России мы этого не видим. Новое поколение вообще не подает голос».